?

Log in

No account? Create an account

Mon, Oct. 31st, 2005, 01:10 pm
Джастификационизм и жизнь

 

 

Я написал:

"Теория знания может развиваться, по крайней мере, двумя путями: она может стараться выводить знание исключительно из истинностных или логических характеристик – алетический подход – или же, основываясь на рефлексии недостаточности истинности для знания, формулировать его в терминах еще и таких характеристик, как достоверность или обоснованность. Второй подход обозначается трудно переводимым термином "justificationism"".

Рецензенты отвечают:



"комментарии о трудно переводимом термине «justificationism» выглядят весьма странно. Известно, что в отечественной литературе по философии науки 60-70-80 гг. термин «justificationism» переводился как "оправдание"… автор просто не знаком со всей той методологической дискуссией в связи с джастификационистской концепцией, которая проходила в указанные годы, как в отечественной, так и в зарубежной философии науки."


Термин «justificationism», разумеется, никогда не переводился как "оправдание". Так переводился термин «justification» (наряду с "обоснование"). Каким же образом рецензенты предлагают присоединить обобщающий суффикс "–изм" к "оправданию"?
И наоборот, термин "джастификационизм" в отечественной литературе по философии науки используется (начиная скорее с 70-х) – в том смысле, в каком употребили «justificationism» Поппер и Лакатош. Так, Д.Г. Лахути в примечании к слову "джастификационизм" в своем переводе "Эволюционной эпистемологии" пишет: "От Justification (англ.) — оправдание. Думается, есть все основания для широкого использования в русскоязычной философской литературе термина «джастификация» и производного от него термина «джастификационизм», как это уже сравнительно давно произошло с терминами «верификация» и «фальсификация»". (Эволюционная эпистемология и логика социальных наук: Карл Поппер и его критики. Составление Д.Г. Лахути, В.Н. Садовского, В.К. Финна. М: Эдиториал УРСС, 2000.)
Термин "джастификационизм" здесь призван выразить тезис о том, что научное знание состоит из доказательно обоснованных высказываний; это расширенное лейбницианство (т.е. алетический подход), тщетно противостоящее пробабилизму и фальсификационизму. Одним из результатов дискуссии между последователями Куна и Поппера стало появление новых теорий обоснования – релайабилизма, контекстуализма, "гарантированности" (Alston W. Epistemic Justification. Ithaca, N.Y., Cornell University Press, 1989; Annis D. A contextualist theory of epistemic justification — American Philosophical Quarterly, 1978, 15 (3); Audi R. The Structure of Justification, Cambridge: Cambridge University Press, 1993; Chisholm R. Theory of Knowledge. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1977, 3rd ed., 1989; Dretske F. Knowledge and the Flow of Information. Cambridge MA: MIT Press, 1981; Goldman A. Knowledge in a Social World. Ox.: Clarendon Press, 1999; Lehrer K. Theory of Knowledge, Boulder CO: Westview Press, 1990; Nozick R. Philosophical Explanations. Cambridge MA: Harvard University Press, 1981; Plantinga A. Warrant: The Current Debate. Ox.: Oxford University Press, 1993), - для которых характерны, в частности, перенос внимания с научной теории на обоснование отдельных убеждений (beliefs), отход от принципа демаркации (что также, как и фаллибилизм, связано, в определенной степени, с прагматицизмом Пирса), и т.д. Я предпочитаю называть такие теории теориями обоснования, а не "джастификационизмом", т.к. термин у нас оказался плотно занят, причем скорее в противоположном, алетическом смысле.


X-posts ru_philosophy   ru_translate  

Thu, Nov. 3rd, 2005 12:16 pm (UTC)
pharmakos

Если вкратце, я в данном посте ориентировался далеко не только на мнение Грязнова. Если более точно, вопрос именно в том, что "аналитическая философия" в своей фронтальной части вряд ли довольствуется "философией". Грубо говоря, философия сознания а ля Серл и даже Деннетт считается не слишком серьезной среди тех, кто просто начинает заниматься наукой. Например, коннекционизм был подвязан под определенные философские содержания, но заниматься им - это значит играть в чисто научную игру, со всеми соотествующими институциональными и аппаратными требованиями. Вот и возникает вопрос - как это "апроприировать" в России, если это вообще нужно и возможно. Если, скажем, официальные психологические институции до сих пор бредят чуть ли не Леонтьевым.

Мой близкий друг, который писал диссер по теме, близкой к актуальной философии сознания, столкнулся с проблемой, что на каком-то витке надо было изучать тензорное исчисление. Это, как и оценка возможностей (например, Кимелев на защите ему заметил, что "то, о чем вы говорите, известно в России паре человек"), - достаточно значимая штука, иначе останешься в паттерне "специалиста по буржуазной философии", что давно никому не интересно.

Fri, Nov. 4th, 2005 06:26 am (UTC)
maxim_lebedev

Разумеется, нет смысла приписывать Вам ориентацию только на мнение Грязнова. Я согласен, что то, о чем Вы говорите (хотя и слишком радикально – вот так младенцы и выплескиваются с водой), это действительно внятное, актуальное требование. Это, например, онтологическая инженерия Барри Смита, PropEur, действительно "фронтальная часть", только где сейчас вообще филейная?
Само понятие "аналитическая философия", его употребление – это и есть "чисто научная игра". Венец второго ряда Густав Бергман, осевший на Среднем Западе, средь высоких стеблей айовской кукурузы решил дать общее название для логического атомизма и лог. позитивизма. Карнап, Гемпель и т.п. просто не обратили на это внимания. Не говоря уже о Расселе, разумеется. Однако название замечательно прижилось, в первую очередь среди континентальных историков философии. Поэтому Грязнова можно очень хорошо понять. Но сейчас те, кого можно назвать реально работающими представителями аналитической философии, сами себя так не называют. И их можно понять еще лучше.
Ну, пара человек в России, ну и что… Надо быть к этому готовым.
Да в конце концов, всегда найдется третий!