?

Log in

Sat, Jun. 23rd, 2012, 08:00 am [sticky post]
Для волка - лес, для зверя - темный лог

Лев Ламберов – Когда и почему ты решил заняться философией? Я знаю,
что у тебя первое образование филологическое (ты филолог или
лингвист?). Что подвигло перейти на философскую почву? В
лингвистике обнаружились философские проблемы?
Максим Ледебев – Точкой, которая из методологии лингвистики
привела меня к аналитической философии языка, стала концепция
Сепира-Уорфа. В лингвистике она является методологическим изводом
дескриптивизма, считающегося структуралистским направлением, но
демонстрирующего специфический вид лингвистического
абстрагирования – некоторое семантическое бракетирование. В
философии она повлияла на онтологическую относительность Куайна и
конструктивистские онтологии Гудмена. Таков, вкратце, этот мост.
АФ вовсе не является настолько изолированной областью
философии, как это принято считать представителями чуждых ей
направлений. Практически нет такой области философии, где не мог бы
быть применен аналитический метод. Но началась современная АФ как
АФ языка, при этом у нее общий с феноменологией источник – Фреге.
Теория знаков развивалась как теория знаковых систем, теория
коммуникации, теория референции, и каждый из этих тематических
регионов имеет отчетливое лингвистическое измерение. На мой вкус, чем
точнее оно эксплицировано, тем лучше. Суть этого подхода выражена в
двух аналитических аксиомах Даммита, в самом деле, составляющих
ядро, методологический инвариант аналитического философствования:
«Что отличает аналитическую философию, в ее разнообразных
проявлениях, от других школ – это убеждение в том, во-первых, что
философская теория мышления может быть получена через
философскую теорию языка, и, во-вторых, что всесторонняя теория
вообще может быть получена только таким способом».
Первую книжку по философии я прочел в 11 лет. Мы меняли
квартиру, все книги были увязаны, доступны оставались лишь старые
мамины учебники, среди которых была книга Ленина «Материализм и
эмпириокритицизм» (когда-то она была обязательным чтением по курсу
философии для студентов инженерных специальностей). Она ошибочно
показалась мне более читабельной, нежели начертательная геометрия или
сопромат. Прочитанное совершенно поразило меня, и понадобилось
немало лет, чтобы осознать и глубину проблематики, и характер
изложения, и уровень осмысления.
Конечно, все мы в 70-е годы читали «Критику чистого разума» и
другие источники, которые можно было найти в ИФАНовском
«Философском наследии». Когда в 9-м классе меня трогательно накрыло
Сартром, то хотя бы некоторому пониманию «Бытия и ничто»
способствовало, как я теперь понимаю, предварительное знакомство с
Гегелем. (Есть старая политологическая примета: когда в России
спокойно, вспоминают Канта, когда нет – Гегеля.) Таким образом,
философия и лингвистика оказались для меня достаточно разведены к
моменту выбора вуза (тем более, что речь шла бы только о философском
факультете МГУ, в то время до неприличия заидеологизированном,
последствия чего сказываются до сих пор). Впоследствии они логично
соединились для меня. Я никогда не рассматривал свое движение как
позиционирование себя по разным специализациям – филология,
лингвистика, философия, различные направления в философии. Для меня
это достаточно прямой путь – последовательный поиск наиболее
аутентичного понимания природы языка.
Языком же я интересовался всю жизнь, хотя в последнее время
центр моего внимания смещается скорее на проблематику познания и
сознания. Исходная манифестация произошла, дорогие телезрители,
когда бабушка впервые взяла меня в зоопарк. Она остенсивно указала на
слона и произнесла:
- Смотри, Максимка, вот это слон.
Моя реакция была скорее нетривиальной. Я спросил:
- Почему?
Бабушка не поняла и переспросила:
- Что – почему?
Я не сумел тогда сформулировать, что именно имею в виду.
Опять же, понадобилось немало лет, чтобы я смог это сделать. Я хотел
узнать, почему именно это животное на четырех ногах, с большими
ушами и хвостом вместо носа называется именно этим сочетанием
четырех букв или звуков, или знаков, или называется именно этим
знаком?
Не знаю, ближе ли я к ответу на этот вопрос сегодня, нежели
тогда, когда глазел на слоновник Московского зоопарка. Но знаю, что в
поисках этого ответа я больше узнал о мире и о себе, чем занимаясь
любой другой темой.

https://81e4ce53-a-97895822-s-sites.googlegroups.com/a/analytica-journal.org/common/pdf/2011-05-10.pdf?attachauth=ANoY7crsm3sneROadwHmH4DcoZVFXPVzUzEmya-FehILhke-ZI-c-Tbh7BJL573AcLtybz_ZssGZNAfOBJ0OOq0yN77UK8OJvzDdpeigmdkhnCN3HQXSw6Ee2mgOEwYEsFfH3gOfYvmQPM91fripZbKpATtB0w-CpHKJdD15uH0haQcVhZ2_c42cTrHLkipbL0HNAeZN52Iryyx50AdUA1mDWlinlBCJFwjc5eMgdpHuegbpo0f938Y%3D&attredirects=0

Sat, Jun. 23rd, 2012 05:34 am (UTC)
shma11

..еще раньше..в вашем журнале прочитала эту беседу..интересная..спасибо!
..занимаюсь вашей книгой..
..вы говорите, что выйдет ее новая редакция, когда уже ее можно будет ждать?

Sat, Jun. 23rd, 2012 05:38 am (UTC)
maxim_lebedev

Спасибо. Она уже давно вышла, можно купить, например, через озон.

Sat, Jun. 23rd, 2012 07:02 am (UTC)
buzhor

Забавно, что узкий лингвист поймет ваш детский вопрос как импульс к этимологическому исследованию, а не заявку на разрешение спора о содержании и форме...Очень интересно!

Sun, Jul. 1st, 2012 09:20 am (UTC)
shma11

"Следовательно, с семантической точки зрения бритва Оккама вполне оправданна постольку, поскольку она запрещает умножать элементы данного универсума, безразлично, идет ли речь об эмпирически устанавливаемых элементах или о конструктивных элементах, являющихся результатом абстракции."(АФ,2004)
здесь мене не понятно:"вполне оправданна.." "запрещает умножать элементы данного универсума" и "конструктивных элементах, являющихся результатом абстракции." в плане всего того,что создано человеком, или здесь другой подтекст..
..спасибо..

Edited at 2012-07-01 09:42 am (UTC)

Mon, Aug. 27th, 2012 07:56 pm (UTC)
farwideserenity

С прошедшим вас! Огромное спасибо за ваши труды! Моря счастья и творчества!

Mon, Dec. 17th, 2012 10:38 am (UTC)
molbard

Интересно. Хорошо, когда есть на что оглянуться и продемонстрировать понимание пути к науке и пути в науке. Еще более интересно, были ли какие-то тупики и провалы, разрывы и трещины, приводящие в замешательство. А ведь такое бывает, как и открытия.