?

Log in

Thu, Jul. 21st, 2011, 03:11 am
Первый прострел в пояснице


у меня случился в Айове в декабре 1998. Я жил в домике, по нашим понятиям, дачном – 205 Fairchild, Iowa City. Сквозняки изо всех щелей нешутошные. И случилось так, что зима была по тамошним меркам холодная и всяко очень снежная. А я еще спал на водяной кровати с подогревом. Некоторые смеялись, но на самом деле всем очень нравилось. И однажды утром – все, резко так. Я встать не могу, вообще ничего не могу. Медстраховки у меня нет, я по JFDP.
И раздается звонок – Андрюха Родин, он тогда был в Коламбии на Фулбрайте. Ты как, говорит. Я говорю – меня нет. Похоже, вообще. Паралик. Андрюха говорит – семечки, Оля такие вещи акупунктурой снимает. Давай подтягивайся.
А Оля, отдать должное, врач от Бога. Бывают такие.
И я каким-то неизвестным науке образом собираюсь в кучу, призраком до автовокзала. А там сидит телка в открытой майке, с фантастически небритыми подмышками. Отпирсингованная до делов, я ее ни до того, ни после того больше не видел. Отдаю последние сто двадцать долларов до Нью-Йорка.
А Грейхаунд, дорогие телезрители, он когда подъезжает к остановке, спускается на рессорах, а когда отъезжает – надувается, как политический лидер. И в путь. Ездят на нем честные люди: бомжи, проститутки, советские командировочные.
Книжку я взял с собой Данте, понятно, Рай. Рядом сидит бомжик, я когда кимарить начал, он руку протягивает: permesso? Да prego.
Там тысяча двести, по-моему, миль, или больше. Начался сильный снегопад. От масонского храма в Кливленде до Питтсбурга два ДТП вообще всмятку.
А сейчас в воскресенье племянник мой вылетел с мокрой дороги. Утром похороны.
А тогда путь был рассчитан на двадцать четыре часа, но не уложились. И профсоюз подослал сменщика – телепортацией, видимо, потому что мело вообще наслепо. Драйвер объявил: Ladies and gentlemen, I say you goodbye, here's McDonald's. Автобус аплодировал как на российских чартерах.
Где-то уже в районе Нью-Джерси в туалете заходит драйвер: How's the road back? Ему отвечают: Snowy. Snowy. Он ширинку застегивает: We can handle this.
Но доехал до Линкольн-центра. Андрюха жил на 120-й, угол Амстердам. Оля шаманка, неделю иголок и до сих пор живой.
Раньше это называлось радикулит, теперь – невралгия тройничного нерва.
А за Данте я пойду хоть в ад.