?

Log in

No account? Create an account

Sat, Jun. 23rd, 2012, 08:00 am [sticky post]
Для волка - лес, для зверя - темный лог

Лев Ламберов – Когда и почему ты решил заняться философией? Я знаю,
что у тебя первое образование филологическое (ты филолог или
лингвист?). Что подвигло перейти на философскую почву? В
лингвистике обнаружились философские проблемы?
Максим Ледебев – Точкой, которая из методологии лингвистики
привела меня к аналитической философии языка, стала концепция
Сепира-Уорфа. В лингвистике она является методологическим изводом
дескриптивизма, считающегося структуралистским направлением, но
демонстрирующего специфический вид лингвистического
абстрагирования – некоторое семантическое бракетирование. В
философии она повлияла на онтологическую относительность Куайна и
конструктивистские онтологии Гудмена. Таков, вкратце, этот мост.
АФ вовсе не является настолько изолированной областью
философии, как это принято считать представителями чуждых ей
направлений. Практически нет такой области философии, где не мог бы
быть применен аналитический метод. Но началась современная АФ как
АФ языка, при этом у нее общий с феноменологией источник – Фреге.
Теория знаков развивалась как теория знаковых систем, теория
коммуникации, теория референции, и каждый из этих тематических
регионов имеет отчетливое лингвистическое измерение. На мой вкус, чем
точнее оно эксплицировано, тем лучше. Суть этого подхода выражена в
двух аналитических аксиомах Даммита, в самом деле, составляющих
ядро, методологический инвариант аналитического философствования:
«Что отличает аналитическую философию, в ее разнообразных
проявлениях, от других школ – это убеждение в том, во-первых, что
философская теория мышления может быть получена через
философскую теорию языка, и, во-вторых, что всесторонняя теория
вообще может быть получена только таким способом».
Первую книжку по философии я прочел в 11 лет. Мы меняли
квартиру, все книги были увязаны, доступны оставались лишь старые
мамины учебники, среди которых была книга Ленина «Материализм и
эмпириокритицизм» (когда-то она была обязательным чтением по курсу
философии для студентов инженерных специальностей). Она ошибочно
показалась мне более читабельной, нежели начертательная геометрия или
сопромат. Прочитанное совершенно поразило меня, и понадобилось
немало лет, чтобы осознать и глубину проблематики, и характер
изложения, и уровень осмысления.
Конечно, все мы в 70-е годы читали «Критику чистого разума» и
другие источники, которые можно было найти в ИФАНовском
«Философском наследии». Когда в 9-м классе меня трогательно накрыло
Сартром, то хотя бы некоторому пониманию «Бытия и ничто»
способствовало, как я теперь понимаю, предварительное знакомство с
Гегелем. (Есть старая политологическая примета: когда в России
спокойно, вспоминают Канта, когда нет – Гегеля.) Таким образом,
философия и лингвистика оказались для меня достаточно разведены к
моменту выбора вуза (тем более, что речь шла бы только о философском
факультете МГУ, в то время до неприличия заидеологизированном,
последствия чего сказываются до сих пор). Впоследствии они логично
соединились для меня. Я никогда не рассматривал свое движение как
позиционирование себя по разным специализациям – филология,
лингвистика, философия, различные направления в философии. Для меня
это достаточно прямой путь – последовательный поиск наиболее
аутентичного понимания природы языка.
Языком же я интересовался всю жизнь, хотя в последнее время
центр моего внимания смещается скорее на проблематику познания и
сознания. Исходная манифестация произошла, дорогие телезрители,
когда бабушка впервые взяла меня в зоопарк. Она остенсивно указала на
слона и произнесла:
- Смотри, Максимка, вот это слон.
Моя реакция была скорее нетривиальной. Я спросил:
- Почему?
Бабушка не поняла и переспросила:
- Что – почему?
Я не сумел тогда сформулировать, что именно имею в виду.
Опять же, понадобилось немало лет, чтобы я смог это сделать. Я хотел
узнать, почему именно это животное на четырех ногах, с большими
ушами и хвостом вместо носа называется именно этим сочетанием
четырех букв или звуков, или знаков, или называется именно этим
знаком?
Не знаю, ближе ли я к ответу на этот вопрос сегодня, нежели
тогда, когда глазел на слоновник Московского зоопарка. Но знаю, что в
поисках этого ответа я больше узнал о мире и о себе, чем занимаясь
любой другой темой.

https://81e4ce53-a-97895822-s-sites.googlegroups.com/a/analytica-journal.org/common/pdf/2011-05-10.pdf?attachauth=ANoY7crsm3sneROadwHmH4DcoZVFXPVzUzEmya-FehILhke-ZI-c-Tbh7BJL573AcLtybz_ZssGZNAfOBJ0OOq0yN77UK8OJvzDdpeigmdkhnCN3HQXSw6Ee2mgOEwYEsFfH3gOfYvmQPM91fripZbKpATtB0w-CpHKJdD15uH0haQcVhZ2_c42cTrHLkipbL0HNAeZN52Iryyx50AdUA1mDWlinlBCJFwjc5eMgdpHuegbpo0f938Y%3D&attredirects=0

Thu, Jan. 31st, 2013, 01:20 pm
Проводим Максима в последний путь

В четверг, 07.02.2013, в 12:00 на Останкинском кладбище состоится захоронение урны с прахом Максима. Все подробности по телефону его брата Алексея 9039695137.

Tue, Aug. 21st, 2012, 11:01 am
Дорогие телезрители!

До чего же приятно наконец встречать день рождения на берегу океана. Надеюсь, что все оставшиеся пройдут так же.

Fri, Aug. 10th, 2012, 02:01 pm
Радуга гравитации

Однажды, в прошлой жизни, я сидел дома и нажимал на кнопочки компьютера, убедив себя, будто делаю это в определенном порядке. Для большей достоверности иногда я переводил взгляд в окно, не забыв принять отсутствующий вид: задумывался. И вот в очередной раз задумавшись, я внезапно понял, что есть над чем.

За окном шел дождь из воздушных шариков. Белые, почему-то черные, красные, желтые, они летели не снизу вверх, а сверху вниз. Шарики падали на землю. Их подхватывали прохожие, давили машины; напротив в Екатерининском реабилитационный центр, у него плоская крыша, так ее всю завалило, и охранники вылезли туда их собирать.

Ну вот и все, подумал я. Ресурс выработан, the rest is silence. А с другой стороны, я же не буйный, ничего такого. Подумаешь! Меня же (надеюсь, и никого) не удивляет, например, что коровы зимой улетают на юг, а солнечные затмения бывают только в високосные годы. Научные законы – не более чем уютные конвенции; вот и еще один прогнулся барочной складкой.

Шарики продолжали сыпаться с неба в таких количествах, которые исключали возможность  изощренной авантюры какого-нибудь Доктора Зло, швыряющего их с дирижабля, надув метаном. Хотя, конечно, на ракетный щит в Подлипках надежда слабая. Я позвонил жене.

- Ты, главное, не волнуйся, Максимка, - терпеливо отвечала многомудрая Ольга. – Ты, главное, следи, чтобы ролики не ускакали. Сходи пока в душ, а там и я подъеду.

- На роликах? - поинтересовался я, но она уже повесила трубку. Я отправился в душ и простоял там полчаса, добросовестно чередуя горячую и холодную, изумляясь, каким образом эта байда предполагается повлиять на мое психическое здоровье. А что это вообще такое – психическое здоровье? Кто-нибудь вообще когда-нибудь видел полностью психически здорового человека? Это волосатый человек Евтихеев, что ли?

Я вышел из ванной и подошел к окну. Шарики исчезли.

Как выразился Уоллес Стивенс, я не вижу того, чего здесь нет, а это значит – ничего. Прощайте, Скалистые горы. И погасла  в небесах звезда Пастушья, все пути на Север мне закрыты. Я помню вечер тот, когда тебя я встретил. Такая жизнь не для меня.

Когда вернулась Ольга, я клялся и божился, что это была не моя галлюцинация, а элемент действительности. Я вытащил ее на Олимпийский проспект, где должны были валяться остатки раздавленных шариков, ринулся на мостовую, сшиб пару машин и выхватил из-под колес красный лоскуток.

- Да я тебе и так верю, Максимка, - сказала Оленька.

Горько было мне. Отчего моя правдивость, моя честность должны зависеть от грязного куска красной резины?

Физикалистское объяснение не заставило себя ждать. В этот день случился юбилей "Машины времени", они дали концерт на Васильевском спуске и выпустили несколько тысяч надутых гелием шариков. День был хмурый, ветер - южный, он унес их на север, на Олимпийский, а там шла мелкая-мелкая хмарь, капли влаги осели на шариках, они потяжелели и пошли вниз. А пока я принимал душ, выглянуло солнце, неподобраннные шарики высохли и улетели.

Таким образом, этот случай так и не стал кейсом против тезиса о том, что аутентичное знание основано исключительно на эмпирическом и интеллектуальном опыте.

Но ведь это же унизительно.

Sat, Nov. 19th, 2011, 03:56 pm
Шантарам

"Мне потребовалось много лет и странствий по всему миру, чтобы узнать все то, что я знаю о любви, о судьбе и о выборе, который мы делаем в жизни, но самое главное я понял в тот миг, когда меня, прикованного цепями к стене, избивали. Мой разум кричал, однако и сквозь этот крик я сознавал, что даже в этом распятом беспомощном состоянии я свободен – я могу ненавидеть своих мучителей или простить их. Свобода, казалось бы, весьма относительная, но когда ты ощущаешь только приливы и отливы боли, она открывает перед тобой целую вселенную возможностей. И сделанный тобой выбор между ненавистью и прощением может стать историей твоей жизни.

В моем случае это долгая история, заполненная людьми и событиями. Я был революционером, растерявшим свои идеалы в наркотическом тумане, философом, потерявшим самого себя в мире преступности, и поэтом, утратившим свой дар в тюрьме особо строгого режима. Сбежав из этой тюрьмы через стену между двумя пулеметными вышками, я стал самым популярным в стране человеком – ни с кем не искали встречи так настойчиво, как со мной. Удача сопутствовала мне и перенесла меня на край света, в Индию, где я вступил в ряды бомбейских мафиози. Я был торговцем оружием, контрабандистом и фальшивомонетчиком. На трех континентах меня заковывали в кандалы и избивали, я не раз был ранен и умирал от голода. Я побывал на войне и шел в атаку под огнем противника. И я выжил, в то время как люди вокруг меня погибали. Они были, по большей части, лучше меня, просто жизнь их сбилась с пути и, столкнувшись на одном из крутых поворотов с чьей-то ненавистью, любовью или равнодушием, полетела под откос. Слишком много людей мне пришлось похоронить, и горечь их жизни слилась с моей собственной."

http://lib.rus.ec/b/330790

Залихватская экзистенциалистская телега с удивительно, тем не менее, правдивыми индийскими реалиями.

Доставляет Википедия:
http://en.wikipedia.org/wiki/Shantaram_(novel)

Ну и рожа. Похож на меня в худшие времена.

Fri, Aug. 26th, 2011, 03:43 pm
Раневская на сегодня

— Фаина Георгиевна! Галя Волчек поставила «Вишневый сад».
— Б-же мой, какой ужас! Она продаст его в первом действии.

Thu, Aug. 25th, 2011, 08:37 pm
вечное возвращение и

Миша Аркадьев записал диск Ницше. Во Владивостоке на рояле. Фрагмент An sich, который в оригинале занимает меньше минуты, у Миши звучит сорок пять минут. Миша прочел ремарку da capo как вечное возвращение и повторил 24 раза. Я спросил, почему 24. Он затруднился с ответом. Почему 45 секунд 24 раза будет 45 минут, я спрашивать не стал.
Важная статья, в которой он объясняет свое прочтение, здесь: http://www.nietzsche.ru/userfiles/pdf/arkadiev.pdf
Вероятно, Миша прав: Ницше - бездарный композитор. Точнее, это просто тривиальное музицирование, как сейчас тетеньки ходят с фотоаппаратами. Ну и что?
У Сэлинджера где-то Сеймур пишет в дневниках - по-моему, в Raise High: он много и вполне умно говорил о необходимости прощать, об умении простить, и я вполне согласен с ним, за исключением одного: невозможно заставить себя любить плохую поэзию. Ведь это означало бы отказаться от поэзии, уйти за поэзию - а это нереально.
А ведь может быть, реально. Это трансцензус, самый мощный из пока придуманных ходов, который еще нуждается в дальнейшей разработке. Вопрос в том, ради чего.

Я рекомендую решительно послушать, друзья. Для меня это было очень сильное впечатление. Возможно, скорее интеллектуальное, нежели эстетическое, ну да так или иначе.

Thu, Aug. 18th, 2011, 10:48 am
Потебня


Пародия

.

Sat, Jul. 23rd, 2011, 07:57 pm
Вы помните

, дорогие телезрители, почему Жигули не стали экспортировать под этим названием. Потому что слишком похоже на жиголо. Как дерево самшит гиды не называют своим именем на англоязычных экскурсиях.
Так Жигули стали Ладой.
Но это же керенские деньги по сравнению с KIA.
Официальная аббревиатура - Killed In Action.

Thu, Jul. 21st, 2011, 03:11 am
Первый прострел в пояснице


у меня случился в Айове в декабре 1998. Я жил в домике, по нашим понятиям, дачном – 205 Fairchild, Iowa City. Сквозняки изо всех щелей нешутошные. И случилось так, что зима была по тамошним меркам холодная и всяко очень снежная. А я еще спал на водяной кровати с подогревом. Некоторые смеялись, но на самом деле всем очень нравилось. И однажды утром – все, резко так. Я встать не могу, вообще ничего не могу. Медстраховки у меня нет, я по JFDP.
Read more...Collapse )

10 most recent